Перспективы мирового промышленного сектора

gefuture2030

Выход из новой, возможно, кстати, и не последней, волны то ли кризиса, то ли стагнации, продолжающейся с конца нулевых, так или иначе будет связан с трансформацией как финансовой архитектуры, так и технологической платформы на глобальном уровне. Сейчас только можно догадываться и строить гипотезы по поводу контуров «экономики будущего», вернее даже «политэкономии будущего».

А пока правительства и бизнес больше озабочены проблемами куда более прозаичными и прикладными.

Снижение мировых цен на сырье и энергоносители будет означать коренное изменение паттерна мировых цен, что повлечет за собой целую цепочку изменений… Причем, трудно даже предположить – позитивных изменений или негативных. Трудно представить, что Россия, на фоне падающих доходов от нефти, радуется представившейся возможности избавится от «ресурсного проклятия». Трудно представить, что на фоне дешевых цен на традиционные источники энергии можно будет переходить на новые технологические платформы, связанные с «зеленым развитием».

В условиях, когда производство товаров действительно глобализировано, войны девальваций не имеют большого смысла. В таких войнам могут реально выиграть только те страны, в которых есть собственные развитые закрытые производственные цепочки, не зависимые ни от зарубежных потребителей, ни от зарубежных поставщиков. Но что это значит для промышленной и торговой политики на уровне отдельных стран, регионов, отраслей… В условиях нарастания рисков неопределенности во внешнеэкономической деятельности, предприятия будут стараться развивать внутренние цепочки добавленной стоимости?

В условиях растущего ценового давления, усиления конкуренции и развития технологий для выживания необходимы инновации. Поэтому,  промышленные производители будут все более активно искать прорывные инновации и увеличивать инвестиции в НИОКР.

Будут ли все эти изменения (прямо или косвенно)  оказывать влияние на перспективы развития экономики Узбекистана, в какой степени?

Можно ли использовать небольшой период затишья в период высокой неопределенности на рынках, для того, чтобы подготовиться  к возможностям роста, диверсификации структуры промышленности и нахождения новых ниш на рынке, которые могут представиться в будущем.


Комментарии

Перспективы мирового промышленного сектора — 10 комментариев

  1. По поводу каскада девальваций была интересная статья в российских Ведомостях www.vedomosti.ru/economic... -torgovih-voinah

    — Исследование 46 стран, проведенное экономистами Всемирного банка, показало, что девальвация сегодня в два раза менее эффективна для стимулирования экспорта, чем в середине 1990-х гг. Более того, выяснили они, чем больше страны интегрировались в мировую экономику, тем ниже становилась вероятность того, что изменение валютного курса будет влиять на их экспорт. Для таких стран, как Китай, снижающих курс для получения конкурентного преимущества в международной торговле, «есть разница между восприятием того, какой эффект окажет девальвация, и ее реальными последствиями», говорит один из авторов исследования Мишель Рута. По его словам, данные, проанализированные на длительном промежутке времени, свидетельствуют, что эффект, скорее всего, окажется гораздо менее значительным, чем в прошлом.

    В случае с Китаем, правда, девальвация действительно может помочь некоторым его производителям. За последнее десятилетие Китай во многих производственных сегментах существенно сократил импорт запчастей, создав собственные цепочки поставок (в этом, кстати, по мнению экономистов, одна из причин падения объемов мировой торговли в последние годы)

    Авторы статьи дальше не развивают эту мысль, а переходят к другой — впрочем не менее ценной — о важности спроса.

    Открытым остается вопрос о том, а какие же инструменты, кроме девальвации, есть в распоряжении правительств, особенно развивающихся стран, для стимулирования экспорта. Особенно, если, как косвенно свидетельствует статья, у глубокого интегрирования в глобальные производственные цепочки есть свои плюсы, но и есть свои минусы...

    • Китай с самого начала заявлял, что цель их девальвации — не поддержка экспорта и не правоцирование новых валютных войн, хотя какую-то поддержку экспорту она оказала. Девальвация юаня (вернее, снижение процентной ставки, которая привела к девальвации) — это попытка увеличить ликвидность и спасти рушущийся китайский фондовый рынок, простимулировать экономику внутри страны, а не засчёт экспорта. Уже несколько лет, как Китай отказался от приоритета экспортоориентирации экономики в сторону увеличения внутреннего потребления и сектора услуг.

      А для других развивающихся рынков, девальвация всё-равно неизбежна, рано или поздно. Да, от девальвации меньше толку сегодня, чем лет 10 или 20 назад, но только потому, что все девальвируют в ответ. Такая ответная девальвация хотя бы даёт возможность отвоевать потерянное конкурентное преимущество. Но те, кто не девальвируют, однозначно оказываются в ещё более проигрышной ситуации. Элементарная теория игр.

  2. ДА, Спасибо! Очень, кстати, правильно подметили! Девальвация — девальвации рознь. «Природа» и причины девальвации юаня и девальвации, скажем, российского рубля и азербайджанского маната — совсем разные. В этом контексте девальвация казахского тенге — это вообще отдельный разговор...

    И согласен по поводу того, что для других развивающихся рынков девальвация может быть неизбежна, рано или поздно. Но тут возникает вопрос — «сколько резать в граммах», когда «резать» и как долго будет продолжаться этот процесс «шинкования». Оно, конечно, можно предоставить рынку все решать. И это вполне приемлемое решение, но в первую очередь в контексте краткосрочных мер реагирования. А дальше?

    Позволю себе задать нетривиальный вопрос. Что лучше — скачущий и труднопрогнозируемый, но равновесный курс, формируемый на свободном рынке, или отличный от «равновесного», но стабильный? Я знаю «правильный» ответ из учебника :-). Интересно, а есть ли другие ответы, из практики?

    • Да любой, главное — чтоб свободно конвертируемый, и не двойственный, тройственный или множественный.

      И потом, рыночный курс и стабильный курс — не обязательно взаимоисключаемые понятия, особенно при умелой денежно-кредитной и валютной политике. А вот гибкость курса очень важна, когда нужно подстраивать экономику под новые реалии.

  3. Относительно того, какой курс лучше, позволю себе внести ряд нетрадиционных измерений. Экономисты-девелопменталисты считают, что для развивающихся стран наиболее выгоден не равновесный, а «конкурентный» (competitive) курс.

    Конкурентный курс – это не точка равновесия из учебника, а валютный курс, который позволяет обеспечивать рост экспорта и при этом наращивать темпы индустриализации за счет импорта современных технологий. Другими словами, курс должен позволять одновременно поддерживать конкурентоспособность экспорта и при этом, не вызывать чрезмерного удорожания импортных технологий.

    Именно поэтому ряд экономистов (например, Bresser-Pereira) рассматривают множественные валютные курсы не как вселенское зло, а как один из инструментов ускоренной индустриализации развивающихся стран, который при определенных условиях может приносить выгоду.

    Кстати, речь в данном случае идет не о номинальном, а о реальном эффективном обменном курсе. Поэтому, на валютный курс в данном случае оказывают влияние цены в странах-ключевых торговых партнерах, ставки таможенных платежей и т.д.

    • Почитал работы Bresser-Pereira (оказался бразильским экономистом, так к слову :)).

      Да, он ведёт речь о т.н. конкурентных курсах (то бишь преднамеренно заниженном курсе нац валюты). У нас же, как известно, официальный курс национальной валюты сильно завышен. К тому же у Bresser-Pereira нет ничего про множественные курсы...

  4. Вот ссылки на те документы, где Брессер –Перейра говорит о роли множественных обменных курсов с точки зрения процессов индустриализации:

    www.bresserpereira.org.br...Approach-REP.pdf стр 64

    www.scielo.br/pdf/rep/v33n3/v33n3a01.pdf стр 4 (в сноске)

    bibliotecadigital.fgv.br/...&isAllowed=y стр 9

    Не соглашусь с вами по поводу того, что по Брессер-Перейра конкурентный курс должен быть обязательно заниженным. Речь идет о том, что валютный курс, должен одновременно позволять обеспечивать рост экспорта и при этом наращивать темпы индустриализации за счет импорта современных технологий. При сильно заниженном обменном курсе при прочих равных условиях импортные технологии могут существенно подорожать, что может значительно усложнить реализацию процессов индустриализации.

    Касательно вашего замечания по поводу бразильских экономистов, да, мы стараемся отходить от учебников по экономике, потому что модели предложенные там предполагают большое количество допущений, которые в реальной жизни не всегда (в развивающихся странах почти никогда) не работают. С этой точки зрения гораздо более интересны экономисты-девелопменталисты, которые отходят от традиционных клише и предлагают интересные работающие модели для развивающихся экономик.

  5. Опять-таки, описываются экзотические методы протекционизма для нейтрализации Голландской болезни в определенный период в Бразилии и Мексике. Уже давно известно, насколько ошибочными были предположения и эта политика. С тех пор импортозамещение и протекционизм стали ругательными словами и моветоном в Латинской Америке...

    Интересно, вроде бы, согласно официальной статистике, растём быстрее и успешнее всех, а всё никак не достигнем уровня, когда всё-таки законы рынка начнут действовать так же, как и везде в мире, когда 2*2 будет равно 4 (как по учебнику), а не 3 и 5.

    И ещё такой вопрос интересует. Какой курс правильно использовать при наличии множественных, когда нужно конвертировать реальный ВВП страны в доллары США? Курс импортеров технологий, или всё-таки реальный рыночный, согласно которому оперируют все остальные хозяйственные агенты в стране?

    • Попробую прокомментировать каждый из поставленных вопросов в отдельности:

      «Опять-таки, описываются экзотические методы протекционизма для нейтрализации Голландской болезни в определенный период в Бразилии и Мексике».

      — Очень напоминает США, для которых все страны, которые не следуют их советам — либо ось зла, либо экзотические страны. Надо задуматься, почему США можно заниматься протекционизмом, а другим странам — нет.

      «Уже давно известно, насколько ошибочными были предположения и эта политика».

      — Ничего нет в мире абсолютного и постоянного, равно как и утверждения об ошибочности политики протекционизма. Сейчас многие теории пересматривают этот постулат, выгодный только для развитых стран.

      «С тех пор импортозамещение и протекционизм стали ругательными словами и моветоном в Латинской Америке...»

      — Кто это сказал? Скорее наоборот, с недавних пор многие страны, в том числе и развитые, стали пересматривать свои подходы к вопросам импортозамещения. А уж развивающиеся страны — практически все, кто пытается выйти из под экономической зависимости от развитых стран, все шире и шире используют политику импортозамещения.

      «Интересно, вроде бы, согласно официальной статистике, растём быстрее и успешнее всех, а всё никак не достигнем уровня, когда всё-таки законы рынка начнут действовать так же, как и везде в мире, когда 2*2 будет равно 4 (как по учебнику), а не 3 и 5.»

      — Во-первых, мы растем постепенно только с 1996 года, а быстро растем только 9 лет. С низкого старта, заметьте. Срок очень не большой. Во-вторых, нет универсальных законов рынка. Не надо быть настолько наивным, чтобы принимать учебники, написанные апологетами рынка в пользу развитых стран, за абсолютную истину. Реальная жизнь сложнее. Те или иные инструменты должны быть использованы в странах с учетом конкретной специфики, времени и ситуации. Реальные экономические вводные для использования их при разработке очередной модели развития — очень разные. Потому и модели для каждой страны и даже для одной и той же страны, но различного времени — будут разными. Это не арифметика с ее 2*2, и даже не высшая математика — точные науки для экономики — не подходят в таком наивном сопоставлении.

      «И ещё такой вопрос интересует. Какой курс правильно использовать при наличии множественных, когда нужно конвертировать реальный ВВП страны в доллары США? Курс импортеров технологий, или всё-таки реальный рыночный, согласно которому оперируют все остальные хозяйственные агенты в стране?»

      — А кто из нас защищает множественный курс? Это — не универсальный метод регулирования экономики. Где-то даже вынужденный, а потому — преходящий.

      А вот конвертирование реального ВВП в далл. США — это чисто техническое, статистическое упражнение, к реальной жизни отношения не имеющее. Его можно считать в разных вариантах, так как реальной конвертации не происходит — просто расчет. Точно также ВВП можно статистически рассчитывать в фунтах, йенах, юанях — тоже будет множественность расчетов. Нас приучили делать международные сопоставления только в долларах США. Вы лучше порассуждайте о роли США во всех международных экономических коллизиях. Очень рыночно с их стороны иметь такой государственный и внешний долг, деффицит бюджета, который они имеют? Я уже не говорю о запущенном пагубном механизме деривативов. Это Вы называете рынком? Эти законы все должны соблюдать?

      В общем, хотел бы закончить эту дискуссию, так как она не имеет конца. Все расставляет по своим местам время. Когда то международные эксперты из МВФ и др. говорили, что Узбекистан со своей моделью и нескольких лет не продержится. Сегодня они говорят уже другое. Так что поживем — увидим.

      • Спасибо за подробные комментарии.

        Вообще, не совсем уловил нить и логику, при чем тут США и деривативы? :) Как будто в мире нет других стран с рыночной экономикой (весь мир почти в рыночной экономике уже), и деривативы — это какое-то «вселенское зло», выражаясь вашими терминами. Деривативы — это довольно продвинутые инструменты торговли. Их, кстати, и мы используем частично в международной торговле — фьючерсные контракты заключаем, например. Проблема не в деривативах, а в том, что их не научились правильно регулировать на некоторых развитых финансовых рынках. К нам эта проблема никакого отношения не имеет. Мы просто не доросли ещё до неё. Наоборот, если бы мы умели лучше пользоваться деривативами, возможно, извлекали больше выгоды и лучше бы хеджировали против внешних рисков. Но это отдельная тема.

        Почему я задался вопросом о расчете ВВП при множественном курсе. Одна из многих проблем, связанных с двойственным или множественным курсом в том, что это создает колоссальные рыночные искажения, как для рыночных агентов (предпринимателей, хоз. субъектов, потребителей) так и аналитиков, которые пытаются оценить реальный прогресс в экономике. Любая эффективная экономика базируется на реальных ценах, которые отражают реальную стоимость товаров и ресурсов для всего общества. Это создаёт столько рисков и неясностей, что ущерб для экономики просто невозможно посчитать. При этом страдает столь важная для принятия правильных решений прозрачность и достоверность рыночной информации. Цены и рыночные агрегаты просто перестают быть полезным инструментом для детального анализа, как ну уровне правительства, так и бизнеса и домохозяйств.

        Не стоит также забывать о высокой коррупциогенной составляющей множественных курсов, чей вред экономике, опять-таки, сложно рассчитать, но все знают, что он очень существенен. Помимо этого, при множественных курсах теряют смысл межстрановые сравнения в прогрессе экономических реформ...

        По поводу остальноых комментариев, я лучше просто приведу одну статью slon.ru/posts/52426

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ: *
Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.