О надвигающемся мировом кризисе, китайских иероглифах и … возможностях

asiaЛето выдалось жарким  — снижение цен на основные сырьевые товары,  падение фондовых рынков,  массовая девальвация и падение стоимости валют многих стран мира свидетельствуют о том, что мировая экономика, по всей вероятности, входит в новый масштабный экономический кризис.  Важно, что этот кризис отличается от предыдущего тем, что имеет более сложный многофакторный характер и может нести больше угроз, особенно для развивающихся стран. В частности:

— В 2008 году кризис начался на финансовых рынках развитых стран и затем распространился на развивающиеся экономики, которые во многом служили своего рода буфером. Особенность ситуации 2015 года – опасные тренды наблюдаются именно в развивающиеся странах, в том числе и в экономиках ключевых торговых партнеров Узбекистана.

— Этиология, причины и, соответственно, последствия нарастания кризисных тенденций в разных странах  совершенно различны. Если в случае  Китая можно говорить об относительно предсказуемых динамике и процессах, по экономике России сложно прогнозировать развитие ситуации даже до конца 2015 года.

— На экономический кризис накладывается целый ряд дополнительных  геополитических и геоэкономических факторов, включая амбиции Китая по формированию альтернативного  экономического центра, санкционную войну, в которой участвует Россия, трансформацию глобальных форматов принятия решений.

Учитывая как минимум то, что на торговлю с Китаем, Россией и Казахстаном приходится более 50% внешнеторгового оборота Узбекистана, нарастание кризисных  тенденций может стать дополнительным вызовом для развития узбекской экономики.

Вопрос в том, через какие каналы будет влиять кризис: через внешнюю торговлю, инвестиции, что еще? Каковы могут быть последствия происходящих процессов на экономику  Узбекистана в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе?

Важно еще одно измерение: кризис – это не только риски и угрозы.  Китайский иероглиф, обозначающий кризис состоит из двух элементов: один изображает проблемы, а другой – возможности. Какие возможности  для Узбекистана представляют происходящие в мировой экономике процессы?   Как максимально эффективно подготовиться к угрозам и использовать представляющиеся возможности?

Как при этом найти баланс между краткосрочными мерами реагирования на кризис и долгосрочными ориентирами структурных реформ? Какой должна быть роль государства в экономике в этих условиях?


Комментарии

О надвигающемся мировом кризисе, китайских иероглифах и … возможностях — 8 комментариев

  1. Многие ли знают нижеприводимые факты о подспудных механизмах роста Китая?

    «...После кризиса 2008-9 годов впервые в недавней истории главным источником роста мировой экономики оказалась не Америка, а другая страна. В прошедшие 7 лет на Китай пришлась треть роста мировой экономики, т.е. вдвое больше, чем на США (17%). Вклад двух других крупных экономик: Европы и Японии упал ниже 10%.

    Это означает, делает вывод Ручир Шарма, что экономический рост планеты сейчас во многом зависит от Поднебесной. Проблема в том, что в последние годы росту китайской экономики в немалой степени способствовали программы ее стимулирования.

    Ни у одной развивающейся экономики в истории человечества госдолг не рос с такой скоростью, как у Китая после 2008 года – на 80%. Он вырос в 4 раза: с 7 трлн. долларов в 2007 году до 28 трлн. в прошлом. Это, кстати, 282% ВВП Китая.

    Судя по всему, китайский госдолг не собирается снижаться, а будет только расти. Экономисты же считают быстрое увеличение госдолга главным симптомом замедления развития экономики и начала финансового кризиса.»

    Мировая рецессия придет из Китая. Сергей Мануков «Expert Online» 17 авг 2015

    expert.ru/2015/08/17/mirovayaretsessiya/2/3

  2. Этимология и география кризисов 2008 и нынешнего могут быть разными, но для Узбекистана они схожи в одном — оба кризиса внешние, а значит и каналы трансмиссии будут внешними. Кроме снижения товарооборота и притока инвестиций, большой риск исходит от снижения денежных переводов. А это уже фактор социальной напряженности и уязвимости, особенно в сельской местности и регионах.

    Сдаётся мне, последствия этого кризиса по нам будут бить сильнее, так как задействованы наши географически соседи и главные торговые и инвестиционные партнеры, а также реципиенты наших трудовых мигрантов. В кризисе 2008 нас спасли изолированность от мировых финансовых рынков и отдаленность от развитых стран, на долю которых и пришелся гланвый удар кризиса. К тому же, помогла антикризисная программа

    Волнует вопрос: будет ли новая антикризисная программа?

  3. Согласна по поводу каналов трансмиссии – и в том и в другом случае мы говорим о внешних каналах. С точки зрения эффектов: наряду с тем, что эпицентром в этот раз стали развивающиеся страны, я бы упомянула еще один важный момент: кризис в России 2015 года существенно отличается от кризиса 2008 года. Я бы выделила как минимум 2 отличия: 1) в этот раз гораздо выше уровень неопределенности; 2) ответом на кризис 2014—2015гг стала масштабная программа импортозамещения, результаты которой могут начать проявляться уже в 2016 году. Это все означает, что эффекты на страны-торговые партнеры в 2015 году могут существенно отличаться от эффектов 2008 года.

    Касательно антикризисной программы, я бы поставила вопрос немного по-другому. Антикризисная программа – это контрмеры по нивелированию влияния кризиса. Их как раз-таки выработать и принять легче всего. Но помимо угроз, любой кризис представляет возможности и увидеть (а тем более эффективно использовать!) их гораздо сложнее. В частности, могу привести следующие примеры:

    Первое, в условиях снижения мировых цен на сырье и соответствующего сокращения возможностей расширения государственных инвестиций, возможного сокращения притока иностранных инвестиций за счет замедления экономической активности в странах-торговых партнерах, эффективным источником роста может стать стимулирование внутренних частных инвестиций. Стимулирование инвестиционной активности частного бизнеса позволит в относительно короткие сроки создать значительное числа дополнительных рабочих мест, особенно, в перерабатывающих отраслях промышленности.

    Второе, снижение мировых цен на сырьевые ресурсы будет означать коренное изменение структуры производства и торговли в ряде отраслей, например в химической промышленности. Возможно, в этих условиях производство и экспорт товаров бытовой химии или химии целлюлозы станет намного более прибыльным, чем экспорт минеральных удобрений. Для Узбекистана это не что иное, как возможность для быстрой диверсификации производства и экспорта в химической промышленности и нахождения новых ниш на рынке.

    Третье, сложившиеся условия могут представить возможности для диверсификации географии экспортных рынков. В условиях девальвации валюты и снижения экономической активности в Китае, возможной череде девальваций в других странах АСЕАН, можно ли рассматривать, например, Индию как оплот относительной стабильности и возможный рынок сбыта экспортной продукции?

    • Это, конечно, радует, что разработка антикризисной программы для вас не составляет труда. Потому что она сейчас была бы очень кстати.

  4. «On the other hand, being the tortoise rather than the hare in the growth race can be an advantage. Countries that rely on steady, economy-wide accumulation of skills and improved governance may not grow as fast, but they may be more stable, less prone to crises, and more likely to converge with advanced countries eventually.»

    Read more at www.project-syndicate.org...WQaUy1z90hb6.99@

    • Оптимизм по поводу глобального рынка можно с автором разделить. Но, что верно для глобальной экономики, не обязательно верно и для развивающихся рынков. России и Казахстану низкие цены на нефть вряд ли помогут перейти к росту экономики. В России ещё и политические причины спада. В Китае, тоже, похоже, проблемы только начинаются, и не связаны с ценами на нефть. А ведь на Китай, РФ, КЗ приходится около 4/5 нашего экспорта. Мы тоже, напрямую, никак от снижения цен на нефть и газ пока не выиграли. Так что низкие цены на ресурсы Узбекистану не очень-то помогут.

      Тем временем низкие цены на нефть пока благоприятно сказываются только на промышленно развитых рынках (Северная Америка, Европа, Япония), где идёт рост за счёт снижения издержек и растущей покупательской способности.

      • От снижения цен на нефть и газ, продукции из них, и не можем выиграть, т.к. ценообразование на них внутри страны имеет особые условия рынка. А вот от импортозамещения в РФ и Кз, и в т.п. реструктуризации экономик в странах СНГ очень выиграем, т.к. без мигрантов из СА как рабочей силы эти импортозамещения или реструктризациии обречены на провал. Конечно, если только не помогут китайские мигранты, которые уже начали вытеснять наших, и рабочих, и бизнесменов в этих странах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ: *
Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.