Да кому они нужны, эти аналитики?

monitoring%20publications%20on%20think%20tanks_gsewaeug-bjvgbyqiaebnptle%201[1]Мой предыдущий пост в какой-то степени затронул вопрос о том, в чем разница между экономистами и policy advisors, и соответственно – между традиционными институтами для экономических исследований и policy centers, или think tanks.

Надо сказать, что сам по себе термин think-tank становится таким новым трендом, модным веянием. Составляются рейтинги мозговых центров. Проводятся саммиты мозговых центров.

Центр экономических исследований недавно опубликовал теперь уже почти традиционный Мониторинг мозговых центров. Кстати, любопытно, что этот продукт CER — один из самых востребованных со стороны зарубежной аудитории. Его скачивают, читают, обсуждают в развивающихся глобальных networks of think tanks.

Но четкого объяснения, а что же такое мозговой центр нет. К мозговым центрам относят совершенно разные структуры – государственные и частные, оформленные в отдельные институты и просто «группы товарищей». Есть мозговые центры-корпорации, и есть «театры одного актера». К мозговым центрам сейчас относят – форумы (типа Давосского) и клубы (типа Валдайского). Мозговые центры есть в СМИ (The Economist Intelligence Unit) и в бизнесе (McKinsey Institute), при правительствах и при партиях, при корпорациях и при ННО…

При всем разнообразии палитры организационной, тематической, функциональной и пр. есть нечто общее, что объединяет эти структуры. Если не считать академических организаций, которые занимаются чистой наукой (в большей части при университетах), принципиально можно выделить два типа мозговых центров:

  • закрытые, ориентированные на конкретного заказчика, которому нужны продукты «не для публичного пользования»;
  • открытые, ориентированные на широкую аудиторию и отработку и продвижение «в массы» уже заданных идей и концепций.

Сразу оговорюсь о некоторой условности этой схемы.

И тем не менее. Первые создаются, как правило, при институтах власти, крупных корпорациях. Потоки информации ориентированы снизу вверх – от массовой аудитории к «основному клиенту». Эти институты «закрыты». Они скорее собирают информацию из совершенно различных источников и сводят ее в виде policy advise. Их публичное взаимодействие происходит в основном опосредованно, через другие аналитические, исследовательские, образовательные структуры, средства массовой информации и пр. Так что  они при этом выступают скорее как  заказчики  для разработок другими институтами, экспертами, группами экспертов.

Вторые создаются в основном как независимые неправительственные институты, но фактически являются инструментами по «регулируемому» в рамках заданной идеологии «открытому диалогу», научной, журналисткой, общественной, образовательной деятельности. Потоки информации в этом случае наоборот ориентированы сверху вниз — от «основного клиента» к массовой аудитории или к ее отдельным сегментам. Это не значит, что в этих институтах не ведется исследований, и они заняты только «пропагандой». Нет, они занимаются исследованиями, поддерживают интеллектуальный диалог, но по заданным направлениям.

Сочетание обеих функций хотя и происходит в той или иной степени, но – задача непростая. Успешными «гибридами» такого рода могут быть только институты с большим или политическим ресурсом, или с большими деньгами типа таких крупных мастодонтов как Брукингс (Brookings) или Ренд Корпорейшн (Rand Corporation) в США. Но последние – это действительно корпорации, научно-коммуникационные ТНК.

Сложность связана с тем, что, какая бы модель не была превалирующей, think tanks – это не исследования в традиционном понимании. Это скорее система инструментов и методик, которые задействуются не только для того, чтобы собирать информацию, анализировать ее, генерировать идеи, кодифицировать и перерабатывать информацию, знания, опыт. Это институты, задача которых давать продукты как бы с более высокой добавленной стоимостью. Если продукты для policy makers – то не опус «коротенько, страниц на 300», а Policy Brief максимум на 2 страницы, где анализ занимает только одну треть, а главное – дается обоснованный и конкретный план действий. Если для массовой аудитории — то не скучные формулы и таблицы, а блоги и инфографики, подкасты и интервью, все, что как минимум может гарантировать внимание целевых аудиторий.

Соответственно сотрудник мозгового центра это как правило не экономист или социолог, демограф или политолог. Это как бы все сразу :-). Сотрудника мозгового центра правильно было бы назвать аналитик. Но сложность задачи этого аналитика заключается в том, что он по ходу должен быть еще и спич-райтером, журналистом, блоггером, иллюстратором, коммуникатором, и модератором, координатором и организатором, писателем и редактором…

Интересно? Наверное, да.

Сложно? Еще как!

Нужно? …


Комментарии

Да кому они нужны, эти аналитики? — 3 комментария

  1. Смотря кому. Субъектам — да, что бы не сожрали и в интеллектуальное рабство не попасть. А объектам — так кто же их спрашивает? Они и так вполне счастливы в своих заблуждениях.

  2. Интересно, а ЦЭИ сейчас на каком месте в рейтинге мозговых центров? Помню, был где-то на 25-м месте в Азии из примерно 1500.

    Об аналитиках.

    Разница аналитика-универсала и аналитика-узкого спеца такая же, как разница ученого-энциклопедиста и ученого какой-то узкой сфере. Это как разница между жизненной миссией вкупе с невероятным личным уровнем и обычной трудовой биографией.

    Пока у нас аналитика только в стадии становления, небольшая когорта спецов, относящих себя к этой касте, может претендовать на уровень воздействия на общество и общественные процессы на уровне мессианства :). Действительно, интересно!

    Ну а как эта отрасль встанет на ноги, большинство миссионеров станет обычными профи, и только гениальные профи выйдут на уровень миссионерства! :)

    Так что ловите момент, господа Аналитики!

  3. Полностью согласен с автором. И поэтому, если полиси адвайзер имеет образование в сфере политологии или экономики — это еще не является гарантией его успешной работы. Чтобы эффективно выполнять свою функцию, в дополнение к хорошему образованию, полиси адвайзер должен иметь такое личное качество, как способность разобраться в самых разных проблемах жизнедеятельности (например, рынок редкоземельных металлов, охрана редких животных, организация научных исследований на большом андронном коллайдере или конфликт в Эритрии и т.п.) понять её суть и дать адекватные рекомендации по её преодолению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ: *
Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.