Центральная Азия? Рынок сбыта для узбекского экспорта

Стратегия индустриально-инновационного развития страны в период до 2030 года предполагает повышение доли промышленности в ВВП до 37% к 2030 году. Особенно актуальным является повышение доли перерабатывающей промышленности в ВВП. Повышение этого показателя с 9% в 2010 году до 22 % к 2030 году предполагает достижение ежегодных темпов роста добавленной стоимости в перерабатывающей промышленности на уровне 11,3%. При этом необходимо обеспечить диверсификацию структуры экспорта, сокращение доли сырья и увеличение доли товаров с более высокой добавленной стоимостью. Приоритеты экономической трансформации должны быть направлены на формирование экспорториентированной экономики, где рост экспорта должен  быть обеспечен  за счет резкого увеличения доли несырьевого экспорта продукции с высокой долей переработки, основанного, прежде всего на деятельности промышленно-ориентированных МБЧП, включенных в  цепочки добавленной стоимости, объединенных в рамках малых промышленных зон и территориальных кластеров.

Развитие МБЧП, рост их экспортных возможностей является одним из ключевых направлений экономической политики в Узбекистане. В рамках данной политики, для роста экспортных возможностей МБЧП только за последние годы принято несколько важных решений.

  1. Освобождение субъектов МБЧП от уплаты НДС при реализации товаров, оказании услуг.
  2. Снижение единого социального платежа для МБЧП с 25% до 15%
  3. Отмена обязательной продажи выручки в иностранной валюте от экспорта[1]
  4. Создание Фонда поддержки экспорта МБЧП

Кроме того, в августе 2014 года принято Постановление Президента о создании около 40 малых промышленных зон (МПЗ) в 8 регионах страны, которые должны обеспечить инфраструктурные условия для развития малых перерабатывающих производств в регионах.

Эти меры позволили обеспечить постепенный рост МБЧП, в частности доля МБЧП  в промышленности  в 2014 году составила 31,9%, а экспорт МБЧП составляет в общей доле экспорта страны около 26% (2014г.).

Начало XXI века характеризуется тем, что заканчивается четырехсотлетняя эпоха глобального доминирования Запада (страны западной Европы и США). В 1600 году 26% мирового ВВП приходилось на Индию. ВВП Китая составлял 28% от мирового ВВП.  В 1700 году ВВП Индии — 25% а Китая – 20% от глобального ВВП.  В 1913 году Китай – 13%, Индия – 2%[2].

Экономическое, политическое и военное доминирование обобщенного Запада над странами не-Запада было обусловлено тем, что начиная с XVII века, страны Запада смогли стать лидерами в индустриальной технологической революции (фабрично-мануфактурное производство).

В результате сформировалась система колониального мироустройства, когда ядро Запада в качестве метрополии выкачивало из стран не-Запада сырье, в обмен поставляя продукцию фабричного производства. Расцвет этой миро-системы пришелся на XIX и первую половину XX века.

Вторая половина XX века прошла под знаменем политического освобождения стран не – Запада (антиколониализм). Однако экономические форматы взаимодействия Запада и не – Запада во многом остались прежними. И только в начале XXI века в связи экономическим подъемом Китая, Индии, Бразилии и России начинается кардинальная трансформация миро-системы и формирование нового глобального порядка.

В экономической сфере, роль индустриально-технологического глобального лидера переходит от Запада (прежде всего, США) к Китаю. В долгосрочной перспективе (до 2050 г.) Индия также претендует на статус одного из глобальных лидеров в сфере инноваций и новых технологий.

Как показывает таблица, впервые за последние несколько столетий экономики незападных стран, не входящих в группу семи наиболее развитых стран, по суммарному объему ВВП (по ППС) перегнали экономики стран (G7).

В 2014 году впервые с конца XIX века появилась страна, которая отодвинула США с первого места в мировой экономической табели о рангах – Китай. По прогнозам PricewaterhouseСoopers, в 2050 году, ВВП Китая достигнет 53,1 трлн. долл., ВВП США – 38 трлн. долл., Индии – 34,7 трлн. долларов.

Можно утверждать, что мир за последние 400 лет сделал полный цикл восхождения и доминирования Запада (в широком смысле) и упадка не-Запада. А сейчас начинается новый цикл подъема не-западных цивилизаций.

Таблица 1. Размеры ВВП отдельных стран, млрд. долларов по ППС

ВВП стран «Большой семерки» ВВП быстро развивающихся стран
США 17 416,25 Китай 17 632,01
Япония 4 788,03 Индия 7 277,27
Германия 3 621,35 Россия 3 558,64
Великобритания 2 434,93 Бразилия 3 072,60
Франция 2 586,52 Индонезия 2 554,31
Италия 2 065,93 Мексика 2 143,49
Канада 1 578,92 Южная Корея 1 789,75
Всего 34 491,95 Всего 38 028,10

Источник: МВФ

Регионализацию и формирование новых акторов/драйверов роста на региональном уровне можно увидеть и в формировании «Группы одиннадцати» (N-11, также Next Eleven) — обобщенное название 11 государств: Мексика, Нигерия, Египет, Турция, Иран, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, Вьетнам, Южная Корея, Филиппины, которые имеют потенциал, с высокой вероятностью превращения своих национальных экономик в крупнейшие локомотивы международной системы экономических отношений XXI века, наряду со странами БРИКС.

При этом, семь стран из «Группы 11» (Нигерия, Египет, Турция, Иран, Пакистан, Бангладеш, Индонезия) -  одновременно являются ведущими странами исламского мира. На 2012 год в число 22 двух крупнейших экономик мира (ВВП по ППС) входили три мусульманские страны: Индонезия (15 место, 1,2 трлн. долл.), Турция (16 место, 1,1 трлн. долл.) и Иран (17 место, 1,0 трлн. долл.).

По расчетам Goldman Sachs, к 2050 году в число 22 двух ведущих экономик мира будет входить 7 мусульманских стран: Индонезия (7 место, 7,0 трлн. долл.), Турция (14 место, 3,9 трлн. долл.), Иран (19 место, 2,7 трлн. долл.), Египет (20 место, 2,6 трлн. долл.), Пакистан (21 место, 2,1 трлн. долл.), Бангладеш (22 место, 1,5 трлн. долл.). В случае формирования дееспособных интеграционных союзов, объединяющих потенциал экономик мусульманских стран, они могут стать серьезным фактором влияния на глобальном уровне.

Таблица 2. Доля регионов мира в мировом ВВП, %

  2010 2030 2050
Развивающиеся страны Азии 27,9 39,5 48,1
Северная Америка 21,5 16,9 12,3
Западная Европа 18,7 12,8 8,9
Латинская Америка 8,7 8,5 8,5
Ближний Восток и Северная Африка 4,8 5,8 6,9
Восточная Европа 7,0 6,5 5,6
Страны Африки ниже Сахары 2,6 3,6 5,1
Япония 5,8 3,4 1,9

Источники: Economist Intelligence Unit

В результате глобального геоэкономического сдвига – в политической сфере происходит переформатирование однополярного мира в реальную многополярный мирь. При этом, если в 17 веке экономики Индии и Китая составляли половину мировой экономики, но при этом они были слабы в военном отношении, в наступающем новом мировом цикле, экономический подъем азиатских гигантов будет однозначно сопровождаться усилением их военного потенциала.  Эпоха экономических гигантов, являющихся политическими и военными карликами – уже не повторится.

Как представляется, наступает эпоха нового миропорядка, при котором США будут иметь реального экономического конкурента – Китай. Но, этот мировой порядок с двумя лидерами будет сильно отличаться эпохи биполярного мира эпохи двух сверхдержав (СССР-США).

Биполярный мир второй половины 20 века был периодом полного доминирования (политического, экономического, военно-технического, идеологического) СССР и США.

Теперь будут две доминирующие державы, но между ними и остальными странами не будет такого разрыва, как это было во второй половине 20 века между США и СССР с одной стороны и остальными странами – с другой.

Так, по некоторым экономическим прогнозам, ВВП Индии будет превышать ВВП США и Индия будет второй экономической державой. Кроме того, наряду с Индией ожидается экономическое возвышение Бразилии – к 2050 году ВВП Бразилии достигнет 8,82 трлн. долл. и она обойдет Японию (8,06 трлн. долл.).

Идет процесс формирования многополярной, многоуровневой мировой системы, которая будет отличаться изменчивостью – созданием и распадом блоков различных стран, обострением противоречий и конфликтов между этими блоками и отдельными странами и не будет глобального доминирования одной или двух держав.

В силу географического положения Узбекистан и далее будет находится на стыке сфер влияния нескольких крупных региональных и глобальных держав. К 2040 году три из пяти крупнейших экономик мира (Китай, Индия, Россия) будут соседями Центральной Азии. Это несет как риски, так и возможности. Узбекистан находится в ситуации геостратегического выбора – экономическая, технологическая и финансовая привязка к одному из центров силы — как неформально, так и формально, в рамках каких-либо институциональных структур.

Китай, в рамках своей стратегии превращения в производителя средств производства «мягко» включит Узбекистан в список тех стран, которые должны будут стать потребителями китайских технологий нового уровня. При этом целью может являться консервирование экономики Узбекистана на определенном технологическом уровне. Примером такой экспансии со стороны Китая является Таджикистан.

В случае, если России удастся реализовать сценарий ускоренной ре-индустриализации (с опорой на развитие оборонного комплекса и технологии военного назначения), экспорт российского оборудования и технологий может сопровождаться прессингом в плане участия Узбекистана в пророссийских интеграционных инициативах.

Индия в ближайшие 20-30 лет будет реализовывать стратегию ускоренной индустриализации и постепенного превращения (взамен Китая) в мировую фабрику по выпуску товаров народного потребления. Для этих производств потребуются ресурсы и рынки сбыта.

Ключевые элементы среднесрочной стратегии экономического развития Узбекистана в этих условиях должны включать следующие элементы/направления.

  • Сохранение безопасности и стабильность на национальном и региональном уровне как базовых условий экономического развития и процветания.
  • Продолжение политики «умеренного прагматичного изоляционизма» с целью концентрации ресурсов для ускоренной индустриализации, развития инфраструктуры и человеческого капитала. Умеренность и прагматичность при этом означает, что «тепличные» условия для предприятий не могут быть бесконечными. Конкуренция на внутреннем и внешнем рынках является естественным фактором постоянного повышения эффективности национальных производств.
  • Сохранение равноудаленности от мировых и региональных центров силы, поскольку однозначный выбор в пользу того или иного крупного игрока с большей вероятностью вернет Узбекистан (как и весь регион) к роли сырьевого придатка, чем будет способствовать устойчивому социально-экономическому развитию.

 

Исходя из реалий, фокус экономической активности Узбекистана в средне и догосрочной перспективе будет направлен на регион Центральной Азии.

Данный регион имеет необходимые предпосылки для превращения в быстрорастущий суб-регион в мире. Здесь есть: (а) природные ресурсы, причем не только энергетические; (б) относительно небольшое, но молодое и динамично растущее население; (в) повышающееся благосостояние населения и, соответственно, растущие рынки; (г) центральное положения между основными мировыми рынками и центрами силы.

Исходя из этого, представляется, что страны ЦА должны стать для узбекского экспорта рынками сбыта экспортных несырьевых товаров, которые производятся узбекскими МБЧП.

Активная политика агрессивного продвижения узбекского несырьевого экспорта на рынках стран ЦА создает возможности, в перспективе, формирования реального интеграционного формата, имеющей центральноазаиатский характер (в отличие от интеграционных инициатив, выдвигаемых внешними силами: РФ, КНР, США)  с опорой на возникающие и увеличивающиеся экономические связи стран ЦА.  Активная внешняя торговля со странами ЦА создает основу для формирования цепочки: "рост взаимной торговли — рост экономических связей — создание региональных кооперационных связей — формирование региональных цепочек добавленной стоимости» — и на этой основе возможно  в перспективе инициирование Узбекистаном нового жизнеспособного формата реальной интеграции.

 

Расчеты по экспортному потенциалу, основные направления\меры политики по стимулированию экспорта МБЧП в Узбекистане на среднесрочную перспективу – см. в докладе который на выходе «Стимулирование экспорта МБЧП: современное состояние, проблемы, поиск новых подходов» -:))))

 

 

[1] За исключением пяти позиций

[2] Источник: A. Maddison, Statistics World Population, GDP and Per Capita GDP.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ: *
Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.